rammslash

Раммштайн, слэш, слэш по Раммштайн, раммслэш, Rammstein, slash, Rammstein-slash, rammslash


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Ангелы приходят последними. Часть 1

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

babe

avatar
Она радовалась, когда смотрела на свою дочь, но и в этот же самый момент её тревожило то, что отца её дочери не было рядом. Его вообще не было. Его убили два года назад… Энди… его звали Энди. Неподалёку стоял не очень молодой, но ещё и не старый человек в длинном плаще и в тёмных солнечных очках и в руке держал пистолет, который направлял в её сторону. Какой-то единственный момент, и Мэри не стало. Он выстрелил, а маленькая девочка, которая так искренне смеялась, переменилась в лице и заплакала. Заплакала больше не оттого, что убили её мать, а больше от испуга.
Этот сон снится ему третью ночь подряд, и каждый раз он просыпается в холодном поту, не понимая, что это. Встав с постели, Рихард пошёл на кухню и выпил стакан холодной воды. Он включил свет на кухне и сел за стол. Конечно, он уже не сможет уснуть. «Что за чертовщина?! Ещё один подобный сон, и я сойду с ума!» - пронеслась мысль в его голове. Он взял сигарету из пачки со стола и подкурил. Долго сидел за столом, думая, почему ему это могло присниться, но глаза закрылись, и он не заметил, как снова уснул, только уже не в мягкой постели.
Снова какие-то непонятные события, шум, люди, толпы несущихся людей, не знавших, куда деть себя, куда бежать. Рихард снова проснулся и открыл глаза, потом вздохнул и лёг головой на руки. «Чёрт, что со мной?! Конечно с психикой у меня не всё в порядке, это уже всем известно, но что бы до такой степени!» Он снова не выспался, но это никого не интересовало, это всего лишь его проблемы, а на студию ехать надо было, и он знал, что его никто слушать не станет, а просто скажут, что все эти сны из-за того, что он много работает и мало отдыхает. Он снова вздохнул и потёр глаза, потом пошёл в душ. Это единственное место, где он мог расслабиться за последнее время, но усталость всё же не покидала его, ведь он не мог поспать уже третий день подряд. Накинув на себя халат после утреннего душа, он пошёл собираться на студию, всё думая об этом однообразном сне, и эти мысли его не покидали совсем, его ещё мучило то, что друзья его не смогут выслушать и просто посоветуют посетить психолога или ещё что-нибудь в этом роде. Собравшись, он вышел из дома и вывез свою машину из гаража и отправился в студию, куда он и так уже опаздывал… теперь ещё и выслушивать претензии остальных по поводу того, что он вечно опаздывает и никогда не может попасть вовремя сюда. Как на зло, в центре Берлина были большие пробки, ещё одна причина этого утра, которая окончательно испортила Рихарду настроение. Он открыл окно машины и начал курить. Посмотрев в окно другой машины, которая стояла слева от него, он увидел знакомое до боли лицо. Мурашки пошли по его коже, и это уже стало совсем не смешно. Этот человек так же был в затемнённых очках и в кожаной одежде, он открыл окно своей машины и слащаво улыбнулся Рихарду, который в этот момент с ужасом в глазах смотрел на него. Единственное, что оторвало взгляд Рихарда от этого человека было то, что шум на дороге усилился, и многие машины уже уехали вперёд. Рихард опомнился и посмотрел перед собой на дорогу, а когда снова повернулся в сторону, ничего не увидел кроме несущихся автобусов и разных машин. Ещё и сзади ему кто-то сигналил и кричал из открытого окна: - Идиот, езжай уже! Не стой посреди дороги! Рихард опомнился и снова завёл мотор, ехал он медленно и мысли о сне и об этом парне снова поглотили его, он и не заметил, как доехал до студии, тогда резко припарковал машину возле неё и подумал, что этот день уже хуже и быть не может, а ещё, плюс ко всему, в ближайшее время сидеть с разъярёнными одногруппниками и выслушивать их недовольствия. Выйдя из машины и поставив её на сигнализацию, Рихард зашёл в студию. У него сильно болела голова, да и чувствовал он себя просто ужасно. Дойдя до немного приоткрытой двери, где сидели все, он решил послушать, о чём они говорят, и, конечно, единственное, что он услышал, так только то, как был недоволен Пауль:
- И как вы думаете, это нормально?! Мы все сидим и как всегда ждём его около получаса! Вчера у него будильник не сработал, а сегодня?! Замок входной двери сломался?!
Рихард облокотился о стену и вздохнул, ему совершенно не хотелось заходить к остальным, но всё же пришлось, ведь он понимал, что лучше время не тянуть. Он открыл дверь и вошёл, все на него уставились, Тиль сказал:
- Это долго продолжаться будет или как?
- Я застрял в пробке. – ответил Рихард, сев на кресло.
- А где ты завтра застрянешь?! В лифте?! – опять начал Пауль.
- Да ладно, перестань. – ответил ему Шнай, потом посмотрел на Рихарда и спросил, - Рихард, у тебя проблемы?
- Какая разница?! Вам лишь бы поорать и пообсуждать между собой, какой же я идиот. Не так разве?!
- Эй, ты чего? – спросил Тиль.
- Ничего. Вы хотели начать работу, вот я пришёл, чего вы все на меня так вылупились?! Давайте начнём уже.
- Ты не с той ноги встал?! – спросил Шнай, усмехнувшись.
- Я просто мечтал промолчать, но кое-кто меня выводит.
- Этот кое-кто, в отличие от некоторых, не страдает манией величия и не позволяет себе опаздывать. – чуть ли ни крича сказал Пауль, взглянув на Рихарда.
- С каких пор тебя это всё волнует?! – ответил ему Рихард.
- С тех самых! Меня всегда волновала наша группа, раз уж об этом разговор пошёл! В отличие от тебя, когда ты и так считал себя звездой и думал, что и так сойдёт, без всяких репетиций выступать! Хочешь сказать, такого не было?! Рихард, хоть раз признай самому себе правду. Нам то можешь ничего не объяснять, мы все и так знаем это, признай лишь себе!
- Вы опять решили всем составом тут мне мозги вправлять?! – усмехнулся Рихард, потом, встав с кресла, сказал: - Если такие умные, пожалуйста! Я ухожу, мне надоело это всё! У меня и без вас проблем хватает!
- Каких проблем?! Не знаешь в каком клубе сегодня бухать?! Или какие наркотики ты ещё не принимал?! Да?! У тебя разве помимо этого могут быть проблемы?! – орал Пауль.
- Эй, Рихард, Пауль, успокойтесь, вы чё! Совсем крыши поехали?! Перестаньте орать, это группе не поможет. – сказал Тиль.
- Этой группе больше ничего не поможет! – ответил Рихард и вышел из комнаты.
Пауль сел за компьютер и сказал:
- Де жа вю.
- Тоже мне, блин, Пауль, не мог про наркоту умолчать, а?! Ему сейчас и так не легко. – сказал Шнай.
- А мне прям легко, правда?! Вот прям так легко, что аж летаю!
- Ну, Шнай, ведь Пауль прав. – опустив глаза, сказал Тиль.
- Я знаю, что прав, но всё же. Я знаю, что у нас у всех наступило такое время, когда мы просто не можем быть вместе. Первым сдался Рихард.
- Ему вообще лечиться надо! – усмехнулся Пауль.
- Ой, успокойся!... Ну вот, и что мы делать будем? Извини, Пауль, но соло Рихард играет круче… как мы теперь записывать всё будем, а? – сказал Тиль.
- Вот идите и ищите своего Рихарда, а меня вообще тогда в покое оставьте! Сколько можно вечно его прикрывать и считать чуть ли ни ангелом небесным?! Хотите сказать, что всё, что он делает, это нормально?! Ладно, признаю, в написании музыки он лучше, я этого никогда и не отрицал, но нельзя так себя вести!
- Пауль, вот только не нужно здесь его замашек, ладно?! Ты то что нам доказать собираешься?! Мы и так видим, что в последнее время Рихарду на всё пофигу… хотя не знаю, может у него там действительно проблемы, – сказал Шнай.
- Я тебя умоляю, Кристоф, какие у него могут быть проблемы?! У него лишь одна проблема – это его высокомерие. – сказал Пауль, закатив глаза.
- Я с ним вечером поговорю, действительно, уже заезженная тема. Это нужно как-то решать, а не наблюдать, как он постепенно сводит себя в могилу.
- Ты о наркоте? – спросил Тиль у Шная.
- Да. Что он в этом дерьме нашёл?!
- Своё успокоение. – сказал Пауль, вполне спокойным тоном.
- А тебя это не волнует? Зная Рихарда, он вообще может перебрать и сдохнуть. Спасибо, смерть ещё одного наркомана я не перенесу. – сказал Шнай вполне серьёзно.
- Ещё одного?! – переспросил Тиль.
- Блин, ну друг мой один тоже так хернёй страдал.
- Вам не надоело? – спросил Пауль.
- Что не надоело? – переспросил Тиль.
- Обсуждать его? Вам заняться нечем больше?!
- Пауль, я удивляюсь, он и твой друг тоже, неужели тебя не волнует всё, что с ним происходит?! – спросил Шнай.
- А кто ему виноват?! Нехрен было на эту чертовщину подсаживаться. Я ему говорил?! Говорил! А он разве меня когда-нибудь слушал?! Он же у нас такой умный! А вот если умный, то пусть сам ищёт выход из всего этого дерьма, с моей стороны, я вам обещаю, я больше ему ничего не сделаю. Мне надоело то, что он считает себя самым умным, будто мы никто! В его глазах так и есть, не находите?
- Господи, Пауль, успокойся. Я понимаю, в последнее время мы все срываемся, но хоть кому-то нужно себя в руках держать? – сказал ему Тиль.
- Вы все только о Рихарде и думаете. Только о нём! Он сам столько о своей жизни не волнуется, сколько это делаете вы. Оставьте его уже в покое. Если одумается, это хорошо будет, а нет, так нет. Мне надоело вечно зависеть от него, и от того, что он скажет. Если вам нравится это, то пожалуйста, а я вообще могу так же уйти.
- Пауль, никто ни от кого не зависит, это уже твои бредовые мысли. – ответил Тиль, подкурив сигарету.
- Короче, мне надоело. Со своей стороны я уже сделал всё, что мог. Как всё уладится, вы только наберите! – встал с кресла Ландерс и вышел из студии.
- Эй! Ты то куда?! – спросил Шнай.
- Я уже сказал. – ответил Пауль.
- Отлично… ни Ландерса, ни Круспе. Что теперь? Может мне тоже так свалить и на весь мир обидеться?! – усмехнулся Шнай.
- Хорошо, что этого Кристиан и Олли не видели. Пусть лучше разбираются в своих проблемах, чем в этих. – ответил ему Тиль.
- Не замечаешь, что так и конец может настать?
- Шнай, мы то здесь в чём виноваты?! Если честно, в этой ситуации поддерживаю только Пауля. Действительно, он прав.
- Я не отрицаю, вот только бы понять Рихарда.
- Ты чё, его не знаешь?! Очередные его психи. Вот только не знаю, чего он этим добивается… или, может, мы не так всё понимаем.
- Я позвоню ему сегодня… или вообще поеду к нему домой, и пока он всё мне не объяснит, я от него не отстану. – улыбнулся Шнай, посмотрев в пол.
- Да уж… именно такого исхода я и не хотел.
- Знаешь, Тиль, мне кажется, что это не конец, а только самое начало.
* * *
Рихард ехал домой. Ему было грустно и больно от всего, что ему наговорили, да и он не лучше, винил себя в том, что не промолчал, а наехал на Ландерса… хотя сколько можно было держать всё в себе?! Он вёл медленно машину и лишь изредка поглядывал на дорогу. Он давно не чувствовал себя таким одиноким. На душе ощущал пустоту и старался не думать ни о чём, и успокоить себя… вот только чем? Он прекрасно знал, что для себя он найдёт одно успокоение – это игла. Он понимал, до чего его это доведёт, он осознавал все свои дальнейшие мучения, но другого выхода не видел. Он считал героин неотъемлемой частью себя, ему было сложно, но он ничего кроме этого пути не видел. Вскоре он вернулся домой, машину завёл в гараж, а сам зашёл в дом и сел на диван. Он помнил, что в ванне у него была доза героина, но пытался не думать об этом. Рихард смотрел на свою гитару, но думал, что ей уже не место здесь, у него пропало желание писать музыку, его мучили мысли о том, что он уже ни на что не годен, и что все отвернулись от него. Он встал с дивана и пошёл в ванну. Посмотрел на себя в зеркало и опустил взгляд и как раз взглянул на нижнюю полку шкафчика, где лежал героин. Он наклонился и взял шприц, где уже была доза. Ему было противно от самого себя… до чего он докатился?! «У человека всегда есть выбор… но у меня его уже нет.» - подумал Рихард. Он закатил рукав и только захотел вколоть в себя это, как в дверь кто-то позвонил.
- Чёрт! – сказал Рихард, положив быстро шприц обратно, и пошёл к двери. Он открыл, на пороге стоял Шнай.
- Кристоф? Ты что тут делаешь?! – спросил Рихард.
Кристоф посмотрел на его руку, Рихард забыл обратно опустить рукав, и тогда сказал:
- Что с тобой происходит, Рихард?! Что ты с собой творишь?!
- Какая разница?! Это моя жизнь, почему все пытаются объяснить то, чего я не хочу понимать?!
- Давай поговорим, а? Можно мне войти?
- А… да, проходи, – сказал Рихард, отойдя от двери.
Шнай вошёл в комнату и присел в кресло, а Рихард опустил и застегнул рукав рубашки, потом сел на диван и сказал:
- Не нужно делать вид, что тебя волнует моё состояние.
- Ну… если ты только заметил, то да. Рихард, что с тобой происходит? Может у тебя проблемы? Расскажи мне, может я чем-то смогу помочь?
- Шнай, если я расскажу, то ты посчитаешь меня конченным наркотом. Лучше я сам как-нибудь.
- Рихард, с чего ты взял?! Я единственный, наверное, кто не хочет из всех нас признавать то, что ты ввязался в наркотики, мне до сих пор не верится. Давай нормально поговорим, ты же знаешь, как я к тебе отношусь.
Рихард молчал, тогда Шнай снова сказал:
- Расскажи мне всё.
- Ну ладно, как хочешь. В последнее время мне снится сон, будто молодая мать играет со своей дочерью, а потом в неё выстреливает человек в тёмных очках, сам лысый и в каком-то чёрном кожаном плаще. Девочка плачет, садится над матерью, у неё все руки в крови… и на этом я всегда просыпаюсь, а потом вообще не могу уснуть. И сегодня, когда я ехал на студию, ещё когда в пробке застрял, напротив меня стоял чёрный мерс, в котором сидел точь-в-точь такой же парень, как и в моём сне, и улыбался мне как-то непонятно… типа ещё встретимся. Не знаю, с чего бы всё это могло мне сниться, и почему я видел его. Может совпадение…
- Ого… а тебе не кажется, что такой сон может вызвать наркотик? Рихард, прекращай губить себя, это тебя в психушку сведёт.
- Я же сказал, что ты не поймёшь.
- При чём здесь поймёшь – не поймёшь?! Я тебя прошу, завязывай с наркотой пока не поздно. Ты же ведь знаешь, что нужен нам, зачем ты пытаешься казаться хуже, чем есть на самом деле?... а на счёт сна, честно скажу, я нихрена не пойму. И сколько тебе это снится?
- Три дня подряд.
- Ясно теперь, почему ты весь такой на нервах. Ладно, Рихард, ты успокойся, отдохни, если что, позвони мне, я приеду.
- Только никому об этом не говори, мне достаточно того, что меня и так психом считают! – усмехнулся Рихард.
- Никто тебя психом не считает. Только опомнись и не вкалывай в себя это дерьмо, прошу.
Рихард снова промолчал и притупил взгляд, тогда Шнай ему сказал:
- Пообещай.
- Я ничего обещать не могу. Пойми тоже, мне нелегко.
- А вот с этим дерьмом легко, да?! Скажи мне, где эта херня лежит, я выкину это к чёртовой матери, что б ты наконец перестал страдать фигнёй и делом занялся!
- Успокойся, у меня нет ничего.
- Неужели?!... Круспе, не выводи меня, отдай и не мучайся. Или ты вконец ввязался в это?!
- Да никуда я не ввязался! Что всем вообще от меня надо?!
- Лично мне надо то, чтобы ты снова стал таким, как раньше. Вспомни те времена. Рихард, перестань с ума сходить, отдай мне всю наркоту. У любого человека есть выбор, даже у тебя. Если не хочешь сдохнуть – отдай.
- Шнай, успокойся, не гони. Всё нормально.
- Ладно, Рихард, можешь так и дальше продолжать, но за помощью потом не обращайся. Наверное, Пауль был прав. Тебя уже больше ничего в этой жизни кроме тёлок и наркоты не интересует. – Шнайдер встал с кресла и подошёл к двери, а Рихард всё так же сидел на диване, потом сказал:
- Проваливай.
Шнай безнадёжно посмотрел на Рихарда и вышел из его дома. Он сел к себе в машину и вздохнул, потом тихо сказал:
- Спасай себя сам. – он завёл свою машину, и поехал домой. Настроения не было так же, как и у Рихарда, да и вообще как у остальных участников группы. Шнай ехал домой, вспоминая прошлое и думая о том, что с ними стало. Конечно, все в этом винили только Рихарда, что тот подсел на наркоту, и теперь из-за него группы может не стать. Всех волновала только группа, а состояние гитариста вознеслось на второй план, и только Шнайдер замечал это.
* * *
Рихард не слушал никого и никогда, и тем более его потребность была выше всяких слов. Он встал и пошёл за шприцом, потом снова вернулся в гостиную. Сел на диван и забыл обо всём… точнее, хотел забыть с помощью дозы. Он вколол в себя героин и отключился. Несколько минут обманчивого блаженства забрали его куда-то в небеса, а потом снова этот сон. Всё сначала, всё также. Только он не проснулся, а потом увидел себя. Этот человек ему что-то говорил, только потом Рихард начал разбирать фразы, которые он произносил:
- Или ты будешь делать то, что я тебе скажу, или я убью тебя также, как и Мэри.
- Ты это мне?! – удивился Рихард.
- А ты ещё кого-то видишь?
- Ну вот, я сошёл с ума.
- Хочешь проверить? – спросил человек, направив пушку на Рихарда.
- А есть только этот способ?! – усмехнулся Рихард.
- Ты думаешь, я здесь с тобой шучу?
- Оу… как грубо… я себе не так представлял смерть. Ну что ж… сдохнуть от пистолета я тоже не против.
- Нет, не так быстро, Рихард.
- Ты меня знаешь?!
- Знаю твоё имя. Но это неважно. Короче, ближе к делу. Сегодня ты едешь на Lierben Strasse 18, ровно к семи вечера. Если тебя не будет, я убью тебя, а потом всех твоих родных. Ты должен мне кое-что.
- Что?! А здесь нельзя сказать?!
- Это сон, а когда проснёшься, подумаешь, что это всё нелепо. Для того, чтобы ты не посчитал это примитивным сном, возьми этот пакетик с порошком и положи в карман, когда проснёшься – он будет у тебя лежать. Это кокаин, не вздумай его только принять, не то сдохнешь. Ты отдашь мне его при встрече.
- Нюхаешь кокаин? – спросил Рихард, взяв его и положив в карман.
- Лучше нюхать, чем колоть…
Рихард вздрогнул и открыл глаза.
- Боже, что за бред! – он залез в карман, и там лежал пакетик с кокаином. – Или не бред…
Рихард взглянул на настенные часы, было уже шесть. Он спал два часа?! Только время пролетело быстрее, чем он заметил.
- Вот чёрт! – он встал с дивана и пошёл в ванну, умылся прохладной водой и потом вышел во двор своего дома, осмотрелся вокруг и сел в машину.
- Что я делаю… слушаю бредни своих же снов. С этим что-то нужно делать, иначе действительно будут пополнения в психушке! – Рихард завёл машину, выехал из своего двора и поехал на указанный ему адрес. Ехал где-то минут сорок, так как он никогда не бывал на тех улицах, но потом резко затормозил, когда увидел табличку на доме Lierben 18. Он вышел из машины, осмотрелся вокруг, но никого не было. Улицы здесь были заброшены, было видно, что здесь давно никто не живёт; мелкая дрожь прошла по его телу. Он достал сигарету и закурил, при этом думал, что это снова совпадение. Ему всё это надоело, он ждал этого человека около часу, но потом услышал, что сюда подъезжает машина, именно та, которую он видел сегодня, когда ехал на студию. Машина остановилась, этот же человек вышел из неё и подошёл к Рихарду, потом, лестно улыбнувшись, сказал:
- Оказывается, жизнь ты любишь.
- Не понимаю тебя.
- Понимаешь. Не хотел бы жить – не морозил бы задницу здесь целый час, ожидая меня. Но всё же правильное решение. – Он протянул руку и просто сказал: - Кокаин.
- А, да, точно. – Рихард достал из кармана пакетик с кокаином и положил его ему в ладонь, потом спросил:
- А могу я твоё имя хоть узнать?!
- Ах точно, я не представился. Меня зовут Миллер.
- Миллер… где-то слышал… но это точно был не ты. Ну, и что тебе нужно, Миллер? – нагло посмотрел на него Рихард.
- А ты, я смотрю, гордый и бесстрашный. Ну что ж, это ещё лучше. Знаешь, зачем ты здесь?
- Просто сгораю от любопытства узнать.
- Я тебе расскажу. Ты должен вернуть меня к жизни. Я не человек, Рихард. Я – это ты. Поэтому тебе сейчас кажется, что я знаком тебе. Я повсюду. Я воплощение людских страхов, людской ненависти, лжи. То есть, я – это всё то, что когда-то ты хотел сделать, но не сделал. Я был человеком, но очень давно. Меня убили после того, как убил я. Убил Мэри. Её муж был наркодиллером, подставлял меня несколько раз. Сперва я прикончил его, а потом её. Ну, а их дочь – Эллис – она убила меня. Я мёртв, меня, по сути, нет. Эллис сейчас девятнадцать, она одинока, у неё нет никого кроме тебя. Она такая же, как и ты… да, всё из-за её папаши. Он не дожил до этих лет, и я рад этому, иначе Эллис была бы во всех смыслах такой же, как и ты. Она бы села на наркоту, она и сейчас может, но не хочет. Её мучает моя смерть. Только моя, её мучает то, что она убила меня. Она родителей и не знала, только вспоминает образ матери по фотографиям, а жалеет лишь о том, что убила. А ты, Рихард, должен подарить мне жизнь. Конечно, не в прямом смысле. Ты должен убить Эллис, тогда она поймёт, что не одинока, и её страхи больше не будут держать меня в этом мире, и я смогу уйти вместе с ней, потому что люблю её.
- Что за бред! Убить человека?! Почему я?!
- Лишь ты сможешь подарить нам жизнь в другом мире. Иначе, я сказал, что будет.
- Что за хреновину ты мне здесь несёшь?! Тебя Пауль подослал, да?! Уже не знает, как отыграться! Мать вашу, мне это надоело! – Рихард хотел было открыть дверь своей машины и сесть, тогда Миллер ответил:
- Я знаю, что тебе не легко, я всё знаю. Только лишь когда ты убьёшь её, то найдёшь себя. Эллис мешает жить и тебе, и мне. В этом мы с тобой похожи. Убей её.
- Прекрати нести бред! – серьёзным и грубым тоном сказал Рихард.
- Бред… значит вот, как ты расцениваешь судьбу… это в твоих же интересах. Не сделаешь это, я буду по капли убивать тебя, начиная с твоих родных и близких тебе людей. Убью твою дочь… мне бы было интересно посмотреть, как ты будешь мучаться... Рихард, твоя жизнь полна гавна… - усмехнулся Миллер.
- Ты не посмеешь, ясно?! Если ты пальцем к ней прикоснёшься, я клянусь, я тебя из-под земли достану!
- Тогда убей, и ты приобретёшь покой.
- Я не пойму, ты меня разыгрываешь?! – с тоном сарказма спросил Рихард.
- Слушай, я не шучу. Я не умею шутить, всё, что я говорю, то говорю серьёзно. Или я похож на идиота?!
- Тебе правду сказать?
- Не делай вид, что ничего не понимаешь, и не выводи меня, то я могу и разозлиться. – улыбнулся злорадно Миллер, направив пистолет на Рихарда.
- Что, убьёшь меня?! – усмехнулся Рихард, даже не подав испуганного вида, хотя его сердце забилось в груди намного быстрее.
- Хотя нет… не тебя, я начну с твоих близких. – Миллер опустил пистолет, продолжая: - С твоей дочери, сына, потом с твоих лучших друзей, с твоей девушки, наконец, и так будет продолжаться, пока кто-нибудь из них не решиться на такое.
- Ты и близко к ним не подойдёшь, понятно?!
- Во сне я могу сделать всё, что угодно, в этом никто мне не указ. Убей её, она будет лишь благодарна. Убей!
- Нет. Нет!! – Рихард чуть ли не кричал.
- Не бойся, страхи тебе не помогут. Можешь сказать об этом какому-нибудь человеку, которому доверяешь, хотя, смотря на твои отношения с людьми, тебя вряд ли кто выслушает. А в целом, у тебя есть всё. Деньги, любовь, счастье. Люди как ты стараются приобретать этого как можно больше, не задумываясь о других.
- Счастье?!! Я, по-твоему, счастлив?!
- У тебя есть дети, это твоё первое счастье. А у меня даже этого нет.
- Тебе никто не мешает.
- Мне мешает этот мир, мешает разочарование Эллис, мешает её жизнь. Просто убей.
- Лучше я убью себя, чем её. Самое меньшее, на что годен человек – это убийство. Я не такой мелочный, чтобы убивать. Я не хочу потом страдать.
- Ты и не будешь.
- Иди к чёрту! – Рихард швырнул окурок сигареты и сел к себе в машину за руль, потом быстро завёл мотор и поехал по этим улицам обратно. Он до сих пор не мог осознать то, что с ним происходило. Либо он сошёл с ума, либо он до сих пор под кайфом, хотя это его мало волновало. Ему стало страшно на какой-то момент. Мелкая дрожь пробежала по телу. Сбавив скорость, он подкурил сигарету и, стараясь как можно меньше думать об этом, закурил. Эти улицы наводили жуть и страх, здесь всё было заброшенно, и Рихарду на какой-то момент показалось, что он один в этом мире, что он всего лишь какая-то пылинка в огромной вселенной. «Так не может дальше продолжаться, с этим нужно что-то делать, нужно завязывать с наркотой, иначе я точно с ума сойду.» - думал он. Машина ехала медленно, он отключался снова, поглядывал изредка на дорогу. Вскоре он вернулся домой, и, завезя машину в гараж, открыл дверь дома и пошёл в гостиную. За окном уже темнело, и ему нравилась эта темнота. Только лишь темнота не давила на него и не вызывала странные ощущения. Рихард прошёл к своему бару, достал бутылку красного дорогого вина и хрустальный бокал и вернулся в гостиную. Он сел на диван, на душе ему было очень одиноко, он сам уже не знал, чего хотел от жизни. Рихард налил себе вино в бокал, а бутылку поставил на журнальный столик. В полумраке он окинул взглядом свою гитару, на какую-то долю секунды у него что-то ёкнуло в груди, он не хотел принимать то, что он больше не может ничего писать, хотя музыка – это вся его жизнь. Как он теперь без неё? Рихард сделал пару глотков из бокала и отвёл взгляд, посмотрев в окно. Внезапно в дверь раздался звонок, от неожиданности Рихард вздрогнул, заметив, что в последнее время он на всё нервно реагирует. Поставив свой бокал на столик, он встал, и, включив свет, подошёл к двери и открыл её. На пороге стояла его девушка. Она была симпатичная, с длинными шелковистыми чёрными волосами, высокая и стройная, одетая в короткое серое платье с длинными рукавами. – Иззи?... не ожидал тебя увидеть сегодня. – улыбнулся он слегка, отойдя от прохода, чтобы она прошла. – Привет, Рихард. Ты как-то странно выглядишь… у тебя всё нормально? – Да, всё нормально. Иззи любила его, да и он тоже ощущал себя хорошо рядом с ней, правда, она даже и не догадывалась о его проблемах, на её глазах он пытался вести себя так, будто всё хорошо.
– Я скучала по тебе. – улыбнулась она, дотронувшись своей ладонью до его щеки, потом снова сказала: - Ты не звонил мне, я думала, что что-то случилось. Даже вот… решила приехать.
- Прости… я… у меня просто времени на всё не хватает… я за последние дни вымотался.
- Мне кажется, что ты что-то скрываешь от меня.
- Тебе просто кажется. – ответил Рихард и прикоснулся своими губами к её и начал целовать её страстно и сладко.
Рихарду не хватало её ласки и тепла, её любви, да и понимал, что сам виноват в этом. Они любят друг друга, но между ними что-то утрачено. Рихарда волновали и их отношения, казалось, что даже его любимая девушка отдалилась от него. Когда он перестал целовать её, она посмотрела ему в глаза и, улыбнувшись, взяла его за руку и повела на диван, успев выключить свет. Они сели, Иззи начала целовать его в шею, в губы, медленно расстегивая рубашку, под которой было горячее тело Рихарда, жаждавшее её. Иззи, расстегивая пуговицы, целовала его, спускаясь всё ниже, потом просто сняла с него рубашку и начала целовать его грудь, касаясь языком сосков. Рихард провёл руками по её талии, пробираясь руками под юбку её платья и дотрагиваясь до её нежной кожи. Иззи было приятно находиться рядом с ним, целовать его, ощущая жар его тела на своих губах. Ей стало жарко, она решила снять с себя платье. Отшвырнув его в сторону, она приникла своими губами к его и начала нежно целовать его сладкие губы. Рихард закрыл глаза, ему действительно нужно было расслабиться. Он обнимал её, и когда его руки дошли до её лифчика, он, не думая, расстегнул его и аккуратно снял, откинув за спинку дивана. Иззи почти лежала на нём, они прикасались друг к другу телами, это очень возбуждало. Она своими ловкими руками провела по талии любимого и добралась до ремня его брюк. Расстегнув его, а потом молнию на штанах, она стянула с него брюки и начала целовать своими горячими губами низ его живота. Рихард изнемогал от удовольствия, он почувствовал, что его малышка его возбудила, он более чувствительно стал ощущать её прикосновения к его члену. «Иззи, что ты делаешь со мной…» - пронеслось в голове. Она снова легла всем телом на него, страстно целовала его шею, потом снова соски, которые стали твёрдыми от возбуждения. Иззи нравилось заводить Рихарда, она чувствовала, как бьётся в груди его сердце, она понимала, что сильно возбудила его. Рихард прижимал её к себе и от каждого прикосновения её губ, в экстазе закатывал глаза. Он понял, чего ему не хватало. Ему не хватало её. Её тела, её любви, её женской нежной ласки. Она снова спустилась к низу его живота, скользя губами по его телу, Рихард не вытерпел и начал стонать от удовольствия, хотя она ещё ничего и не начала делать. Она провела руками от его груди до бёдер, потом нежно стянула с него трусы и отбросила их на пол. Она наклонилась к его плоти, начав прикасаться губами и целовать горячий член. Её язычок нежно облизывал весь его член, который потом она полностью начала сосать. Рихард застонал ещё больше, проговорив еле дыша:
- Только не останавливайся… прошу…
Иззи всё быстрее и ритмичнее работала ртом, потом, перестав, облизнула губы и немного улыбнулась ему. Рихард, не вытерпев, перевернул её на спину и оказался сверху. Он должен был сделать с ней то же самое, довести её до такого же возбуждения. Он начал целовать её нежную шею, очень медленно и искушающе, и также медленно спускаясь к груди, облизывая её кожу и вместе с этим снимая с неё трусики. Иззи обняла его за шею, она получала огромное удовольствие, тяжело дышала. Когда Рихард окончательно стянул с её ног трусики, то еле касался своими губами её животика, горячо и непрерывно дыша.
- Рихард… пожалуйста… не надо… Рихард…
Он тогда приник к её губам, потом шепнул:
- Не бойся… - он медленно и аккуратно вошёл в неё, она словно ощутила все клетки его члена в себе. Рихард плавно входил и выходил, его сердце, казалось, сейчас выпрыгнет наружу. Иззи приложила свои ладони ему на грудь, крича от удовольствия и боли. Рихард чувствовал, что сейчас кончит, но не мог остановиться. Он ускорил темп, Иззи ощутила, что его член стал ещё больше и выплеснул семя в неё. Рихард чуть ли не кричал от удовольствия, он давно не испытывал такой оргазм. Она тоже получила оргазм, застонав ещё сильнее. Рихард, почувствовал, что вместе с его спермой ушла и его энергия, и он лёг на неё, тяжело дыша. Иззи крепче прижала его к себе, обнимая его спину своими руками.
- Я люблю тебя, Рихард. – шепнула она, - люблю больше жизни.
Немного отдышавшись, Рихард сел на диван, взял с журнального столика бокал недопитого вина и сделал несколько глотков. Он провёл рукой по её талии, потом спросил:
- Не хочешь вина? Крепкое.
- Нет…
Рихард налил ещё полный бокал вина и выпил его, потом снова лёг к ней. Она легла между его ног, поцеловала его в губы, ставшие ещё слаще от вина. Рихард почувствовал полное расслабление в теле, вино действительно слишком крепкое. Он обнял её, прижав к себе, и не заметил, как уснул.
- Браво, Рихард! – раздался мужской голос в пустоте. – Браво!
Рихард каким-то образом очутился на крыше высокого здания, испугавшись, отошёл подальше от края, спросив:
- Где я?
- В мечтах.
- Я не умею мечтать. Прекрати свои игры! Прекрати мучить меня!
- Рихард… ты был потрясающим! – раздался злорадный смех и знакомый мужской голос.
- Чёрт тебя бы побрал! Где ты? Ты следишь за мной?
- За каждым твоим движением, за каждой твоей мыслью, за каждым твоим вздохом… я везде… я у тебя в голове, я в твоём теле, я в твоей горячей крови… я повсюду!
- Что тебе нужно от меня? Что?!! Оставь меня, найди себе другого спасителя!
- Не я выбрал тебя Рихард, не я…
- Прекрати преследовать меня!
- Для чего?... Я тебе сказал, как можно нам обоим обрести счастье… убей!
- Хватит! Хватит! Замолчи! – кричал Рихард.
- Тогда я буду убивать тебя, я буду смотреть, как ты страдаешь, я буду делать это очень медленно… ты изо дня в день будешь мучиться… и настанет один прекрасный миг, когда ты решишь покончить собой… - Миллер снова рассмеялся, потом продолжил: - А если хочешь счастья, то убей! Или я убью Иззи! Обещаю! Я убью её и снова буду наслаждаться твоими страданиями!
- Нет… ты не посмеешь!
- Ошибаешься…
- Не трогай её… она единственное, что осталось у меня! Ты не посмеешь!
- А у меня вообще ничего нет! Даже меня… и то нет! Но ты можешь это изменить! Убей… убей… убей… - отдалось эхом.
Рихард, задыхаясь, открыл глаза, сел, облокотившись о спинку дивана. Из его глаз текли слёзы, он еле дышал.
- Иззи… - шепнул он.
Окончательно придя в себя после ночного кошмара, он понял, что уже один в комнате. Он был укрыт одеялом, это было единственное, что сейчас на нём. Рихард понял, что она ушла.
- Чёрт!... чёрт! – закричал он.
Рихард снова лёг, посмотрев в потолок. Как ему жить? Как продолжать дальше? Что делать? Эти вопросы, словно в ряд, выстроились у него в мыслях. Слёзы невольно текли из глаз, он теперь вообще ничего не понимал. Спустя некоторое время, он встал и сразу пошёл в душ, вода словно смыла всё напряжение с его тела. Когда он вышел из-под душа, вытер запотевшее стекло зеркала и посмотрел на себя, на своё лицо, потом на тело. Он был измученным, ощущал себя слабым и никому не нужным. Взяв полотенце с вешалки, он замотал торс и провёл рукой по зеркалу, снова вытирая от влаги. Сзади в отражении он увидел Миллера, тогда от неожиданности и испуга отскочил от зеркала назад и, поскользнувшись, упал на плитку пола и ударился головой, потеряв сознание.
Рихард очнулся оттого, что почувствовал холод на своём теле. Болела сильно голова, и состояние было ужасным. Он, не вставая, облокотился о холодную стену, закрыв глаза. Его завели в тупик… или он сам до этого дошёл? Впрочем, сейчас это не имело значения. Рихард не мог встать, не мог пошевелиться, не мог открыть глаза. Его мучил вопрос: «Для чего?» Внезапно всё тело заныло, свело кости, он боялся пошевелиться. Ему нужна была доза. Он судорожно открыл шкафчик, стоящий напротив него, вытащил оттуда все шприцы, пакеты… но не нашёл героин. Его руки в надежде на это шарили по полкам, но зря. Из глаз снова начали течь слёзы, ему было больно, он не мог сделать лишнее движение. Он проговорил:
- Почему… почему это всё со мной…
Рихард через боль попытался встать, держась за край ванны одной рукой, а другой - держа полотенце. Голова ужасно болела и кружилась, он еле дошёл до дивана и сел на него. Ему было одиноко, хотя он понимал, что сам виноват в этом. Зачем он наорал вчера на Шная? Зачем послал Пауля? Всё это волновало его, он не хотел терять их, не хотел терять группу. Дрожащими руками он взял телефон и набрал номер Шная, который долго не брал, но потом в трубку раздалось:
- Да?
- Шнай, это я, Рихард. – произнёс он еле-еле.
- Что у тебя с голосом? – спросил Кристоф, немного испугавшись.
- Шнай… Шнай, ты был прав… нам надо поговорить.
- По-моему, ты мне вчера всё сказал.
- Шнай, ты должен выслушать меня! – нервно говорил Рихард.
- Для чего, Рихард? Ответь? Для чего?! Ты меня не слушаешь, почему я должен?!
- Я прошу, не делай вид, что ничего не понимаешь! Нам надо встретиться, мне надо с тобой поговорить.
- О чём нам говорить?! Мы тебя снова ждали на студии, где ты ходил? Знаешь, мне кажется, что мы тебя уже потеряли. Рихард, всё кончено. Благодари себя!
- У меня проблемы, Кристоф, я умираю, а вам вообще на меня насрать! Вас интересует только то, чтобы рейтинг нашей группы не упал, вас интересуют только сраные записи с Якобом, а на меня вам срать! Вам от меня нужна только эта музыка и всё! Можете просто тупо назвать меня наркоманом, не задумываясь о том, что я могу чувствовать при этом. Кристоф… Неужели тебе так сложно со мной поговорить?! Мне плохо, пойми, я никому не могу ничего рассказать, ни с кем не могу поговорить, я теряю свою девушку, я теряю вас, я теряю себя, в конце концов! Слушай, приедь, пожалуйста.
- Ладно… успокойся. Хорошо, я приеду. Я скоро буду у тебя. – Кристоф положил трубку, Рихард накинул на себя халат и лёг на диван, думая о странном сне, думая об Иззи, о своей музыки, которая ему казалась всей его жизнью. Сейчас он понял, что Иззи ему очень дорога, что он без неё точно никогда не сможет, она была частью него… Эти мысли прервал звонок в дверь, Рихард встал и подошёл, открыв.
- Ну привет. – сказал Шнай.
Он прошёл, Рихард ответил:
- Привет.
- Ты ужасно выглядишь, Рихард.
- Я знаю… Шнай, послушай, я не знаю, кому мне всё рассказать… я могу доверять тебе?
- Так говоришь, будто первый день знакомы. – усмехнулся Шнай, сев в кресло.
- Я просто действительно не знаю, кто может мне помочь. Дело не в наркоте, Шнай, я не знаю, что происходит со мной… эти странные сны, они разрушают меня.
- Рихард, давай по порядку. Чё ты нервный такой? Чё руки дрожат?
- Это покажется сумасшествием, но я вчера встретился с тем человеком из своего сна. Во сне он сказал мне, что нужно кое-что обсудить… назвал номер улицы, и я подъехал туда… он начал нести мне херню про то, чтобы я убил одну девушку, чтобы они с ним обрели счастье на небесах. Я… мне страшно, Шнай… - говорил Рихард дрожащим голосом, он видел, что Шнай смотрел на него как на психа, но всё равно продолжал: - вечером ко мне приехала Иззи, потащила меня в постель, я понял, что именно её мне не хватало. Когда я снова уснул, он опять пришёл ко мне, просил, чтобы я убил. Я кричал, что никогда этого не сделаю… он ответил, что убьёт Иззи. Шнай… мне срочно нужно что-то делать… Я вижу, что ты смотришь на меня, как на сумасшедшего, но кроме тебя мне некому это рассказать, а молчать и держать в себе больше не могу... Ты веришь мне?

Продолжение следует.

lalka

avatar
Лялька с Большой Буквы
Это нэ. (с)

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения